Министерство здравоохранения Московской области
На главную
Контакты
Карта сайта
Главная Пресс-служба Публикации
Основное меню
1. Новости
2. Министерство
3. Официальные мероприятия
4. Социально-экономическое развитие
5. Нормативные правовые документы
6. Взаимодействие Министерства
7. Дополнительное лекарственное обеспечение (региональный сегмент)
8. Контроль качества медицинской помощи
9. Аккредитация
10. Государственный заказ
11. Административная реформа
12. Информация
13. Общественная приемная
14. Пресс-служба
15. Выступления
16. Контакты
Поиск
Укажите слово для поиска:

Пресс-конференция в сети Интернет с Министром здравоохранения Московской области Сусловой Ниной Владимировной

14.2. Публикации

раздел “14.2. Публикации

2013.02.13. Нина Суслонова: «Сегодня у области достаточно лекарственных препаратов для льготников»

Подмосковье. Ежедневные новости

Текст: Александра Лоскутова

Министр здравоохранения Московской области Нина Суслонова посетила Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии, познакомилась с новыми технологиями, применяемыми специалистами института в своей практике и ответила на вопросы корреспондента «Подмосковья» Александры Лоскутовой о состоянии подмосковной медицины, обеспечении льготников лекарствами, и о том, как будет развиваться областная медицина в ближайшие годы.

Нина Владимировна, будет ли в ближайшее время увеличено региональное финансирование льготного лекарственного обеспечения? Почему сложилась такая ситуация, что льготные лекарства исчезли из аптек?
Мы просчитали все затраты, провели полную инвентаризацию всего перечня лекарственных препаратов, законтрактованных в прошлом году, сравнили его с регистром льготных категорий наших граждан. У нас 200 198 федеральных льготников, 163 312 – региональных, в том числе в рамках программы «7 нозологий» в регистр включено 5 787 человек, с орфанными заболеваниями – 278. Нужды каждого льготника мы обсудили с узкими специалистами, главным онкологом и эндокринологом, провели несколько расширенных совещаний и возобновили схему, которая у нас, к сожалению, была потеряна в прошлом году. Схема была следующая – заявка собирается с рабочего места каждого врача поликлиники, подтверждается на уровне узких специалистов, и окончательно корректируется министерством здравоохранения. С учетом этой большой и трудоемкой работы, мы сейчас четко понимаем, в каких конкретно препаратах нуждаются наши льготники, все категории, включая 7 нозологий, и больные с редкими заболеваниями – так называемые орфаны. Из порядка 7 миллиардов, которые нам выделены из бюджета, 4,5 млрд. направлена на обеспечение региональных и федеральных льготников. На основную долю льготников, региональную, мы выделили более, чем 2,5 миллиарда. После такой работы мы получили распоряжение губернатора определить четкую потребность, сказать, насколько это соответствует действительности, очертить круг наших проблем. Сегодня достаточно лекарственных препаратов. На наших складах и в аптечной сети есть переходящие остатки с прошлого года, их порядка 1,11 миллиардов, сейчас мы активно их реализуем, на сегодняшний день уже реализовано более 500 миллионов, но, проблема в том, что при всем обилии препаратов, есть такие позиции, которые не закуплены. По этим препаратам, уже на прошлой неделе, было объявлено 132 аукционов на общую сумму 1 560,1 млн. руб. (онкология – 17 наименований на 201,5 млн. руб., сахарный диабет – 12 наименований на 365,1 млн. руб.), собрали наших наиболее крупных функциональных дистрибьюторов, снизили максимально цены, как и было поручено губернатором, и, заключили государственные контракты по 94 аукционам на 501,5 млн. рублей, 38 контрактов находятся еще в стадии заключения. Это 2-х месячный запас тех препаратов, которых практически не было, в основном, это лекарства для больных с онкологией и сахарным диабетом, это инсулины короткого и пролонгированного действия. Они уже поступают в аптеки и мы каждый день смотрим, как осуществляется эта поставка, как работает логистическая схема, которая, к сожалению, была несколько нарушена. В течение января врачи выписали 122 939 рецептов льготникам (по федеральной льготе – 53 222 , по региональной – 66 503, по 7 нозологиям – 3 214). На сегодняшний день в Московской области имеются лекарственные препараты для амбулаторного лечения льготных категорий граждан по федеральной и региональной льготе на сумму 869,1 млн. руб., в том числе на складах ГУП МО «Мособлмедсервис» – 501,0 млн. руб., ЗАО «Империя-Фарма» - 84,0 млн. руб., в аптечных организациях – 284,1 млн. рублей. Также мы подготовили заявку на закупку наиболее востребованных препаратов, таких, как герцептин, ремикейд, вальцит, гливек, зомета, фемара, актрапид, протафан, роферон, авастин, оксалиплатин, депакин хроно. Наши пациенты уже получили лекарства на 391,5 млн.руб., в том числе по федеральной льготе – 87,6 млн.руб., по региональной – 167,1 млн.руб., по 7 нозологиям – 136,8 млн.рублей. В феврале поставщики нам предоставят лекарства на сумму в 121,7 млн. руб.

А почему была нарушена логистическая система?

С 2005 года появилась программа по дополнительному льготному обеспечению, но она не сразу начала работать должным образом, поскольку у всех были разные программные продукты, людей нужно было научить работать в системе программ, врачебная сеть оказалась к этому не готова. В Московской области тоже была своя программа ДЛО, я не могу сказать, насколько совершенной или нет она была, но она стабильно работала. Позволяла проводить мониторинг, отчитываться перед структурой Росздравнадзора, Минздравом, поскольку и федеральные и региональные регистры входят в общую базу, есть взаимодействие с пенсионным фондом. Эта программа работала в области 8 лет, кстати, она работает на территории 19 субъектов РФ. Но появилось естественное и правильное желание ее усовершенствовать, сейчас у нас есть облачные технологии, мы заводим все в общую базу, смотрим в режиме онлайн все возможности. Я, например, из своего кабинета в режиме онлайн могу увидеть всю выписку рецептов, лекарственных препаратов, на какую сумму. Но дело в том, что разработчики не учли те условия, которые необходимы медикам на своих рабочих местах, для того, чтобы бесперебойно работать в этой программе. Так, например, врач не мог со своего рабочего места увидеть остатки на аптечном складе. Он видел все остатки на территории Московской области, в других аптеках, в других районах, но при этом, он не видел то, что есть у него, в той аптеке, куда должен отправиться пациент с его рецептом. В результате, программа оказалась в этом поле «слепой». И наши врачи начали выписывать рецепты, что называется «вслепую». Программа не позволяла (что чрезвычайно важно на наш взгляд, и мы серьезно этот вопрос разбирали и докладывали губернатору) обеспечить самый главный принцип ДЛО –заявочный. Как было раньше? Мы выписывали рецепт, а препарата не оказывалось в аптеке, тогда больной мог подождать 10 дней (это период, установленный законодательно), а мы в этот период должны были найти препарат и обеспечить пациента. А он должен быть записан в очередь в аптечном журнале №11. В результате недоработки программы у нас, как будто бы, нет никаких очередников, но, на самом деле, у нас они есть и кричат SOS. Поэтому, как только стали понятны недоработки программы, мы немедленно дали задание разработчикам доработать программу, и на сегодняшний день, практически во всех аптеках эта доработка осуществлена, и врачи стали видеть свои остатки. Но, теперь возникла другая проблема. Теперь, когда врач, выписывая рецепт в Мытищах, видит, что в аптеках города такого лекарства нет, а оно есть в аптеках Наро-Фоминска, то он отправляет больного туда, а это для наших больных совершенно неприемлемо. А ведь этот процесс у нас тоже раньше был организован и аптеки сами были должны перераспределять эти остатки между собой во взаимосвязи с поставщиками, с которыми подписывали контракты. Но, из-за сбоя в системе транспортной логистики, этот жизненно важный для больных цикл был нарушен. Кроме того, программа сложна, а врачи были не обучены хорошо в ней работать и не был проработан вопрос с муниципалитетами. Но, теперь, мы учли все сбои, к контракту по реализации программы мы имеем дополнительное соглашение с разработчиками. Сейчас мы на двух районах – Одинцовском и Красногорском отрабатываем новую версию с нашими информационщиками и программистами. А это не так просто. Нельзя соединить две таблетки разного действия. Поэтому мы берем нашу матрицу, к которой привыкли врачи, и просто дорабатываем этот программный продукт, доводим его до совершенства. Мы нормализовали поставки, учли остатки лекарств с прошлого года, их пришлось учитывать вручную. Пока те препараты, которые находятся на нашем складе Мособлсервиса, продолжают вноситься вручную, чтобы ускорить процесс реализации программы ДЛО. А то, что идет по новым контрактам, уже вводится в программу и мы видим ее преимущества. Вот, например, вчера сложилась серьезная ситуация в нехваткой инсулинов в Химках, и мы, с помощью этой усовершенствованной программы, смогли оперативно отреагировать и отправить туда машины, чтобы уже сегодня обеспечить больных инсулинами. Недавно мы провели расширенное совещание с врачами, где присутствовала первый вице-губернатор Лидия Антонова, спрашивали наших специалистов, как еще мы можем улучшить их работу. И все они высказались за возврат и усовершенствование старой логистики, чтобы избежать проблемных ситуаций и обеспечить больных. И мы этим как раз и занимаемся. Могу сказать, что на текущий момент уже выверены базы данных льготников на текущий год, перечни лекарственных препаратов, данные госконтрактов. К восстановленной системе подключены 47 аптечных пунктов, 72 рабочих места для выписки лекарственных препаратов. Система «Софтлайн» полностью восстановлена в Красногорском районе, районах Орехово-Зуево, Одинцово. Подключение остальных районов будет проводиться по графику после контрольного тестирования.

Как повлияет переход областной медицины на одноканальное финансирование, как оно скажется на медицинском обслуживании населения и на оплате труда медиков?

По сути, у нас в стране бюджетно-страховая медицина. У нас двуканальное финансирование – через бюджет и систему обязательного медицинского страхования. Переход на одноканалку значит, что мы переходим на страховые принципы медицины, но у нас она имеет свои особенности. Потому, что, фактически, все финансовые ресурсы, заведены через систему ОМС и это позволяет нам по более современным способам и механизмам оплаты, не только труда, но и медицинской услуги, осуществлять ее с учетом мониторинга, контроля качества. Оплата по системе ОМС идет за оплаченные счета-фактуры, за фактические объемы, оказанной медицинской помощи, с экспертизой, которая позволяет определить, насколько качественно оказана услуга. Теперь каждое лечебное учреждение, которое оказывает услуги, имея лицензию на этот вид деятельности, может самостоятельно обеспечивать объемы, в зависимости от мощностей, материальной базы, кадрового потенциала. Вот, мы с вами сейчас находимся в ведущем научном центре страны, он может оказать качественную помощь гораздо большему числу пациентов, если для этого создать условия. И в системе ОМС мы даем возможность учреждениям зарабатывать деньги. Не просто, как это было раньше – бюджет на койку. Плохо или хорошо, простаивала койка или она работала, никого это не интересовало, есть бюджетно-сметная квалификация, выделен бюджет годовой, который надо было потратить. Теперь же мы понимаем, что эти деньги надо заработать, и между учреждениями возникает конкуренция. И пациентопотоки формируются с позиции – где лучше, туда и идет больной, ведь по закону у нас пациенты имеют право выбора не только врача, но и лечебного учреждения. Конечно, все наши территориальные прикрепления существуют, мы просчитываем плановые объемы, но они носят прогнозный характер. Сегодня у нас система скорой помощи входит в ОМС. В нашем регионе это новшество, эта система была муниципальной. И сейчас мы увидели, сколько они зарабатывали денег, какая у них была зарплата и оказалось, что она была вся разная, хотя услуга одинаковая, потому, что мы все живем на одной территории. Сейчас мы видим, сколько времени тратилось на проезд до больного, мы вводим индикативные показатели, которые позволяют улучшить качество. И эти же индикативные показатели влияют на зарплату, она формируется на их основе и складывается из нескольких составляющих. Это базовый оклад по четырем квалификационным категориям, это обязательные компенсационные выплаты, и стимулирующие выплаты. Часть стимулирующих выплат составляет 30%, но мы их будем увеличивать, потому, что чем больше стимулирующая часть, тем больше возможность дифференциации труда каждого конкретного работника, и, тем самым, мы в большей степени мотивируем его на конечный хороший результат и качественную медицинскую помощь. У нас не все врачи это понимают. Раньше мы увеличивали заработную плату за счет экономии фонда оплаты труда и, фактически, премиями доплачивали. Каждый руководитель распределял эти премии так, как считал нужным. Я не хочу сказать, объективно это было или нет, но сам механизм был другим. А сейчас эта стимулирующая часть рассчитывается на каждого работника. Это, фактически, возвращение к новому хозяйственному механизму, который у нас когда-то был, но мы от него ушли, потому, что он оказался порочным. Там пошли перекосы со стороны отдельных медучреждений, которые перетянули на себя все объемы медицинской помощи, и себестоимость услуги считалась на все затраты, включая материальную базу, все статьи бюджетной классификации. А необходимо было вычленить только основную услугу, и фонд оплаты труда. Этот перекос практически похоронил новый хозяйственный механизм. Сейчас мы учли прежние его недостатки, и сделали его дифференцированным на каждую единицу медицинского работника, включая врачебный и средний медицинский персонал. Это позволяет нам увеличивать заработную платы и выполнять те задачи, которые перед нами поставили президент и губернатор. До 2018 года мы должны увеличить на 200% заработок врачей и на 100% среднего медперсонала. И при этом оптимизировать свою сеть и найти 30% средств за счет оптимизации. Это задача для управленцев, которые должны ее решить, ни в коей мере не ухудшая качество, доступность, не уменьшая объемов медицинских услуг. И мы можем это сделать с внедрением современных медицинских технологий, информационных технологий, максимально их тиражируя на все территории, в частности, и на Подмосковье, для того, чтобы сократить нецелевые и нерациональные расходы, и чтобы перераспределить объемы медицинской помощи по затратности. А у нас сегодня до 50% доходят необоснованные госпитализации, и низкий объем медицинской помощи в поликлиническом звене. На догоспитальном этапе мы должны внедрять скриннинговые методы диагностики, чтобы предотвратить появление заболевания, и оставить его на поликлиническом этапе. И только через систему ОМС можно это сделать.

В регионе всего один перинатальный центр. Сколько их, на ваш взгляд, должно быть и в каком направлении следует решать в Московской области проблему материнства и детства?

На ту численность населения, которая проживает в Подмосковье, их должно быть шесть. Но у нас есть уже один, вторым учреждением подобного рода можно назвать наш МОНИАГ, высшего уровня перинатальный центр, который, из-за нехватки площадей, не имеет возможность второго этапа выхаживания детей. Сейчас губернатор поставил перед нами задачу создать еще три перинатальных центра и мы их уже согласовываем. Мы ищем лучшие проекты, центры будут взаимодействовать в одной системе. Но остаются и наши родильные дома, один из них, в Сергиевом Посаде уже входит в систему многопрофильной больницы. Все родильные дома тоже войдут в эту систему, которая позволит оказывать все виды медицинской помощи и женщине, и ребенку. Это можно осуществлять только с развитием высоких технологий, которые требуют дополнительных затрат. Мы уже внесли коррективы в бюджет Московской области, более 5 миллиардов рублей будут выделены в этом году и мы планируем строительство первого перинатального центра в Наро-Фоминске. Наши центры должны стать лучшими в стране. Будем также развивать и наш МОНИАГ, здесь уже есть кадровый потенциал, научная база, традиции, школа, что очень важно для обучения наших специалистов, внедрены высокие технологии.

К нынешнему году завершена программа модернизации, будет ли она продолжена в регионе и как вы оцениваете ее результаты?

По результатам мы уже отчитались перед Минздравом РФ, практически, мы использовали все средства, которые были направлены на три задачи. Но нет полного освоения информатизации, поэтому мы сегодня активизируемся в этом направлении. Что касается материальной базы, в частности, закупки дорогостоящего, высокотехнологичного оборудования, ремонтов, строек, контрактов, которые были заключены в 2012 году и не были завершены, то неиспользованные в их отношении средства нам разрешили вернуть, и мы будем продолжать осуществлять деятельность по их реализации. Фактически, мы будем укреплять материальную базу, будет допоставлено медицинское оборудование, включая компьютерные томографы, ультразвуковые аппараты, ангеографы. Мы будем создавать по поручению президента единую диспетчерскую службу скорой помощи, что очень актуально для Московской области. Такая огромная территория не может быть разрознена, мы должны понимать, сколько у нас уходит времени на вызов. Есть федеральный норматив – 80% вызовов должны быть осуществлены в течение 20 минут, нам очень тяжело это выдержать, с учетом инфраструктуры, дорог, пробок, и решать эти вопросы надо комплексно, вместе с транспортниками и другими службами, с муниципалитетами выстраивать логистику. И с учетом этих особенностей, у нас должны быть развиты основные виды медицинской помощи, как-то: консультирование, рентгенологическая техника, медицинские центры, чтобы иметь возможность дистанционно поставит диагноз. Не надо врача рентгенолога иметь в каждом кабинете, для этого нужен медицинский центр, откуда по каналам связи можно передавать информацию, ставить диагноз, и это на местах могут сделать лаборанты. Необходимо обеспечить своевременный доступ к медицинским услугам нашему населению – это электронная регистратура ( у нас она появится к апрелю) в едином информационном пространстве с Москвой, полный персонифицированный учет всех медицинских услуг (электронная история болезни, медицинская карта, автоматизированные рабочие места для каждого врача). Это позволит пациентам удаленно записаться к любому врачу, а наша задача организовать его визит таким образом, чтобы он вовремя получил качественную помощь.

Будет ли развиваться в области частно-государственное партнерство?

Чтобы его развивать, мы все ждем закон о частно-государственном партнерстве, а без существования законодательной базы ничего не может развиваться априори. Но, если закон будет принят, то мы, безусловно, будем его выполнять. Пока у нас только договоры о концессиях, причем, инвесторы до конца не понимают, как они будут действовать, каковы сроки и условия. Понятно, когда приходит инвестор, для него должны быть определены правила игры, он должен понимать, какова его коммерческая составляющая, а для нас важен интерес некоммерческой составляющей, социальной. По 326 закону нам позволено размещать в рамках программы госгарантий определенный объем медицинских услуг, при условии, если мы не можем оказать его в государственном секторе, привлекать любую медицину, в том числе и частную, но, по нашим тарифам. И этим мы не интересны сегодня инвесторам. У нас низкие тарифы и они теряют в себестоимости услуги. Когда мы начнем повышать тарифы, когда они будут по нормативам финансовых затрат соответствовать себестоимости, тогда в наше поле пойдут все и конкуренция еще больше усилится. А в чем здесь очевидная выгода государства и пациента? В том, что не нужно вкладывать большие средства в содержание зданий, например, мы оплачиваем только услугу. А пациент при этом не платит из своего кармана, за него все оплачивает ОМС по существующим в государстве тарифам, и он пойдет туда, где условия будут наиболее комфортными.


© Copyright 2005–2019
Министерство здравоохранения Московской области
Контактная информация

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.